Rambler's Top100
Послевоенные вопросы события
Документы и заявления
Выступление министра иностранных дел РФ И. Иванова
Заявление президента РФ
Обращение президента США
Совместный меморандум Германии, России и Франции по вопросу о ситуации в Ираке (24 февраля 2003 года)
7 марта 2003 года. Выступление Колина Пауэлла на пленарном заседании Совета Безопасности
7 марта 2003 года. Выступление Мухаммеда эль-Барадея на пленарном заседании Совета Безопасности
Письмо Ирака в ООН
Резолюция 1441 (2002) СБ ООН
Совместное заявление России, Франции и ФРГ (11.02.03)
Доказательства Пауэлла

другие разделы

Боевые действия
Предыстория конфликта
Россия и конфликт
Что будет после
Ирак
Американский кулак
СМИ на войне
Накануне
Действующие лица


7 марта 2003 года. Выступление Ханса Бликса на пленарном заседании Совета Безопасности

Выступление Исполнительного председателя Комиссии ООН по наблюдению, контролю и инспекциям г-на Ханса Бликса на пленарном заседании Совета Безопасности, посвященном ситуации в отношениях между Ираком и Кувейтом (7 марта 2003 года)

Г-н Бликс (говорит по-английски): На протяжении почти трех лет я представлял на рассмотрение Совета Безопасности ежеквартальные доклады Комиссии Организации Объединенных Наций по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК). В них описывались наши многочисленные мероприятия по подготовке к возобновлению инспекций в Ираке. В двенадцатом же ежеквартальном докладе (S/2003/232, приложение) впервые описывается деятельность, связанная с проводимыми на протяжении трех месяцев инспекциями и возобновленная после четырех лет отсутствия таких инспекций. Разработка этого доклада была завершена 10 дней назад, и с тех пор произошел целый ряд имеющих отношение к делу событий. Сегодняшнее мое заявление станет добавлением к распространенному докладу с изложением этих последних событий, с тем чтобы Совет был в курсе происходящего.

Инспекции в Ираке возобновились 27 ноября 2002 года. В связанных с этим процессом делах, особенно в получении незамедлительного доступа к объектам, мы столкнулись с относительно немногочисленными трудностями - несомненно, значительно меньшими, чем те, с которыми приходилось сталкиваться Специальной комиссии Организации Объединенных Наций (ЮНСКОМ) в период 1991- 1998 годов. Этим мы, вполне вероятно, можем быть обязаны мощному внешнему давлению.

Некоторые практические вопросы, которые не удалось решить в ходе переговоров, которые г-н эль-Барадей и я провели с иракской стороной в Вене до начала инспекций, или в результате принятия резолюции 1441 (2002), были разрешены в ходе встреч, проведенных нами в Багдаде. Трудности, первоначально возникшие в связи с возражениями иракской стороны против использования вертолетов и самолетов воздушной разведки в запрещенных для полетов зонах, были преодолены. Я вовсе не хочу сказать, что инспекции проводятся без трений, однако на данном этапе мы в состоянии проводить профессиональные инспекции без предварительного уведомления на всей территории Ирака и расширять воздушную разведку.

Американский и французский самолеты воздушной разведки, У-2 и 'Мираж' соответственно, уже снабжают нас ценными снимками, дополняющими результаты спутниковой фотосъемки, а вскоре мы рассчитываем обрести в добавление к этому потенциал ночного видения при помощи самолета, предлагаемого нам Российской Федерацией. Мы также рассчитываем расширить свой потенциал за счет ближней разведки с воздуха с использованием предоставленных нам Германией беспилотных аппаратов, совершающих полеты на малой высоте. Мы признательны не только тем странам, которые предоставляют в наше распоряжение эти ценные орудия, но также и государствам - к числу которых совсем недавно присоединился Кипр, - согласившимся разместить эти летательные аппараты на своей территории.

Ирак, обладающий высокоразвитой административной системой, должен быть в состоянии предоставить больше документации, касающейся его программ разработки и производства запрещенных вооружений. С начала наших инспекций и по сей день было выявлено и передано в наши руки лишь несколько новых документов подобного рода. Весьма разочаровало нас то, что в заявлении Ирака от 7 декабря 2002 года не было представлено никаких новых документальных свидетельств. Надеюсь, что прилагаемые в этом отношении усилия, в том числе назначение правительственной комиссии, дадут существенные результаты. Когда те или иные запрещенные средства считаются неучтенными, для прояснения ситуации прежде всего необходимо предъявить либо заслуживающие доверия отчеты об их уничтожении, либо же сами запрещенные средства, если таковые существуют.

В тех случаях, когда достоверная документация не представляется, другим способом получения доказательств могут быть собеседования с теми людьми, которые могли бы обладать соответствующими знаниями и опытом. ЮНМОВИК располагает списком таких лиц, и они входят в число людей, с которыми мы стремимся провести собеседования. В прошлом месяце Ирак представил нам список, содержавший имена большого числа людей, которые могли бы предоставить соответствующую информацию, в том числе тех, кто принимал участие на различных этапах в операциях по одностороннему уничтожению в 1991 году биологического и химического оружия и запрещенных ракет.

Предоставление этого списка наталкивает на размышления. Во-первых, если существует столь подробная информация о тех, кто принимал участие в одностороннем уничтожении, должны, несомненно, остаться также и отчеты о количествах различных уничтоженных средств и другая информация о них.

Вторая мысль заключается в том, что при наличии соответствующих свидетелей еще большее значение обретает создание надлежащих условий для проведения с ними собеседований в такой обстановке и в таких местах, которые позволят нам быть уверенными в том, что показания давались без всякого внешнего воздействия. Хотя иракская сторона, создается впечатление, и поощряет интервьюируемых к тому, чтобы они не требовали присутствия иракских должностных лиц - так называемых свидетелей - или записи интервью на магнитофонную ленту, добиться на территории Ирака условий, обеспечивающих отсутствие излишнего воздействия, весьма трудно. Такие условия могли бы быть обеспечены проведением собеседований за пределами страны. Вскоре мы намерены просить о проведении таких собеседований. Как бы то ни было, несмотря на сохраняющиеся недостатки, такие собеседования весьма полезны. С тех пор, как мы начали просить о собеседованиях, мы обратились с такой просьбой к 38 лицам, 10 из которых согласились провести их на наших условиях - 7 из них на прошлой неделе.

Как я отметил 14 февраля, по данным некоторых разведывательных служб, оружие массового уничтожения перевозится в Ираке с места на место в грузовых автомобилях и в стране существуют, в частности, мобильные лаборатории по производству биологического оружия. Иракская сторона утверждает, что никакой подобной деятельности не проводится. Было проинспектировано несколько объявленных и необъявленных объектов на предмет мобильных производственных мощностей. В результате этих проверок были обнаружены мобильные лаборатории по контролю качества продовольствия и мобильные мастерские, а также крупные контейнеры с оборудованием для обработки семян. Никакой запрещенной деятельности пока не было. От Ирака ожидается помощь в разработке надежных способов проведения выборочных проверок наземного транспорта.

Инспекторы также занимаются изучением иракской программы в области создания телепилотируемых летательных аппаратов. Проинспектирован целый ряд объектов в целях сбора информации для оценки дальности действия и других характеристик различных обнаруженных моделей. Инспекции в этой области продолжаются.

Поступают отвергаемые иракской стороной сообщения о том, что запрещенная деятельность проводится под землей. Ирак должен представить информацию о любых подземных сооружениях, пригодных для производства или хранения оружия массового уничтожения. При инспектировании объявленных и необъявленных объектов инспекционные команды обследовали здания на предмет возможности существования каких бы то ни было подземных сооружений. Помимо того, в нескольких конкретных местах использовались георадары. На сегодняшний день не обнаружено никаких подземных сооружений для производства или складирования химического или биологического оружия.

Я хочу добавить, что как для проверки наземного транспорта, так и для инспектирования подземных сооружений нам нужно будет увеличить численность нашего персонала в Ираке. Речь идет не об удвоении персонала. Я бы лучше имел в два раза больше высококачественной информации о подлежащих инспектированию объектах, чем возможность направлять в два раза больше инспекторов-экспертов.

14 февраля я доложил Совету, что иракская сторона проявляет больше активности в принятии и предложении мер, потенциально способных пролить дополнительный свет на остающиеся открытыми вопросы в сфере разоружения. Даже еще неделю тому назад, когда завершалась работа над нынешним ежеквартальным докладом, было еще относительно мало оснований говорить об ощутимом прогрессе; отсюда осторожные формулировки, используемые в представленном Совету докладе.

На сегодняшний день таких оснований больше. Хотя иракская сторона пыталась убедить нас во время наших встреч в Багдаде в том, что дальность полета заявленных ею ракет 'Ас-Самуд-2' не превышает дальности, установленной Советом Безопасности, расчеты, выполненные международной группой экспертов, привели нас к противоположному выводу. После этого Ирак согласился с тем, что эти ракеты и соответствующие компоненты должны быть уничтожены, и приступил к процессу их уничтожения под нашим наблюдением. Такое уничтожение является существенной мерой в области разоружения - по сути, первой со середины 90-х годов. Мы ведь наблюдаем не за тем, как ломают зубочистки. Уничтожается смертоносное оружие. Однако должен добавить, что, согласно полученному мною сегодня докладу, сегодня продолжения деятельности по уничтожению ракет не отмечается. Надеюсь, что это лишь временный перерыв.

На сегодняшний день под наблюдением ЮНМОВИК уничтожены 34 ракеты 'Ас-Самуд-2', включая четыре учебные ракеты, две боеголовки, одна пусковая установка и пять двигателей. Продолжается работа по идентификации и инвентаризации частей и оборудования, связанных с программой 'Ас-Самуд-2'. Были уничтожены две 'восстановленные' литейные формы, использовавшиеся для производства твердотопливных ракет, а то, что от них осталось, было расплавлено или залито бетоном. Вопрос о легитимности ракет 'Аль-Фатх' все еще рассматривается, и должны быть проведены дальнейшие исследования и измерения различных параметров этих ракет. Недавно были предоставлены дополнительные документы по сибирской язве, агенту VX и ракетам. Как оказалось, во многих из них повторяется то, о чем уже объявлялось Ираком, а некоторые потребуют дальнейшего изучения и обсуждения.

Ираком предпринимаются значительные усилия по прояснению вопроса, вызывающего серьезные сомнения, - о количестве биологического и химического оружия, которое было уничтожено в одностороннем порядке в 1991 году. Часть этих усилий касается места уничтожения, которое ранее считалось слишком опасным для проведения там полномасштабных расследований. В настоящее время там осуществляются раскопки. На данный момент Ирак обнаружил в ходе раскопок восемь целых бомб, включая две неповрежденные бомбы R-400 с жидким наполнителем и шесть других целых бомб. Были найдены также фрагменты бомб. Взяты пробы. Расследования на объекте для уничтожения могут, в лучшем случае, позволить установить количество бомб, уничтоженных на этом объекте. За этим должны последовать серьезные и заслуживающие доверия усилия по установлению другого факта: сколько бомб типа R-400 было произведено. В этом и в других вопросах работа инспекторов продвигается вперед и может принести результаты.

Ирак предложил провести расследование с применением передовой технологии для определения количества уничтоженного на объекте в одностороннем порядке возбудителя сибирской язвы. Однако даже если бы применение передовой технологии и позволило определить количество возбудителя сибирской язвы, якобы захороненного на объекте, тем не менее полученные результаты оставляли бы возможность для различного толкования. Деятельность по установлению уничтоженного количества возбудителя сибирской язвы должна, безусловно, сопровождаться усилиями по определению того, какое его количество было фактически произведено.

Что касается агента VX, то Ирак недавно предложил аналогичный метод для определения количества прекурсора VX, которое, по его утверждениям, было уничтожено в одностороннем порядке летом 1991 года.

Ирак также недавно проинформировал нас о том, что после принятия президентского указа, запрещающего частным лицам и смешанным компаниям участвовать в деятельности, связанной с оружием массового уничтожения, ожидается принятие дополнительного законодательного акта по этому вопросу. Как представляется, это реакция на письмо ЮНМОВИК, в котором содержалась просьба о прояснении данного вопроса.

Какой вывод мы можем сделать из этой деятельности? Очень трудно отделаться от впечатления, что после периода достаточно неохотного сотрудничества иракская сторона с конца января активизировала свои инициативы. Это можно лишь приветствовать, но ценность этих мер необходимо трезво оценивать в свете того, сколько знаков вопроса они реально позволили снять. Это пока еще не ясно.

На этом фоне задается вопрос о том, обеспечил ли Ирак 'немедленное, безусловное и активное' сотрудничество с ЮНМОВИК, как того требует пункт 9 постановляющей части резолюции 1441 (2002). Ответы на него можно найти в тех фактических описаниях, которые я представил. Однако если вы хотите более прямых ответов, то я сказал бы следующее. Иракская сторона порой пыталась выдвигать условия, как это было в отношении вертолетов и самолетов U-2. Однако Ирак пока не настаивал на том, чтобы эти или другие условия применялись к осуществлению нами каких-либо из наших инспекционных прав. Если бы он это сделал, мы доложили бы об этом.

Очевидно, что хотя многочисленные инициативы, предпринимаемые в настоящее время иракской стороной с целью решения некоторых давних открытых вопросов в области разоружения, можно рассматривать как активные, или даже энергичные, эти инициативы, предпринимаемые через три-четыре месяца после принятия новой резолюции, нельзя назвать немедленным сотрудничеством, и они вовсе не обязательно охватывают все важные области. Тем не менее их можно лишь приветствовать, и ЮНМОВИК откликается на них в надежде на то, что удастся решить не решенные пока вопросы в области разоружения.

Члены Совета, возможно, связывают бoльшую часть из того, что я сказал, с резолюцией 1441 (2002), однако ЮНМОВИК работает по нескольким резолюциям Совета Безопасности. Имеющийся у членов Совета ежеквартальный доклад представлен в соответствии с резолюцией 1284 (1999), которая не только привела к созданию ЮНМОВИК, но и продолжает во многом определять нашу работу. В соответствии с временнПми сроками, установленными в этой резолюции, доклад по результатам некоторых аспектов этой работы должен быть представлен Совету до конца этого месяца. Позвольте пояснить конкретнее.

Резолюцией 1284 (1999) ЮНМОВИК поручается 'заниматься нерешенными вопросами разоружения' и определить 'основные остающиеся задачи в области разоружения', при этом последние должны быть представлены Совету для утверждения в контексте программы работы. ЮНМОВИК готова будет представить проект программы работы в этом месяце, как это и требуется.

ЮНМОВИК, ЮНСКОМ и группа Аморима проделали ценную работу по выявлению в сфере разоружения вопросов, которые все еще оставались открытыми в конце 1998 года. ЮНМОВИК использовала этот материал в качестве отправной точки, однако она проанализировала лежащие в его основе данные, а также данные и документы, собранные с 1998 года, для того чтобы составить свой собственный перечень нерешенных вопросов разоружения, или, точнее, вопросов, распределенных по категориям. Именно на эти вопросы мы стараемся ответить через посредство своей инспекционной деятельности. И именно на основе этих распределенных по категориям вопросов ЮНМОВИК определит основные остающиеся задачи в области разоружения. Как отмечено в представленном членам Совета докладе, этот перечень распределенных по категориям вопросов готов.

От ЮНМОВИК требуется представить Совету лишь программу работы по основным остающимся задачам в области разоружения. Как я понимаю, некоторые члены Советы заинтересованы в рабочем документе, где перечислены все категории вопросов в области разоружения, и мы его рассекретили и готовы предоставить его членам Совета по их просьбе. В этом рабочем документе, который все же может корректироваться в свете новой информации, члены Совета найдут более свежую информацию по остающимся вопросам по сравнению с той, что содержалась в документах 1999 года, на которые члены обычно ссылаются. В этом рабочем документе в конце каждой категории приводится ряд пунктов, в которых говорится о том, что Ирак мог бы сделать для решения данного конкретного вопроса. Таким образом, сотрудничество Ирака можно было бы измерять тем, насколько успешно решаются эти вопросы.

Должен заметить, что в этом рабочем документе содержится большой объем информации и полемики по вопросам, существовавшим в конце 1998 года, включая информацию, которая появилась после 1998 года. В нем содержится гораздо меньше информации и полемики относительно периода после 1998 года, главным образом из-за скудности информации. Тем не менее разведывательные учреждения высказывали мнение о том, что в этот период осуществление запрещенных программ продолжалось или было возобновлено. Также утверждается, что запрещенные программы и материалы размещены на подземных объектах, о чем я уже говорил, и что запрещенные изделия и материалы перемещаются по территории Ирака. В рабочем документе содержатся предложения относительно того, как можно устранить эти обеспокоенности.

Позвольте в заключение сообщить членам Совета о том, что в настоящее время ЮНМОВИК разрабатывает программу работы, которую в соответствии с резолюцией 1284 (1999) мы должны представить в этом месяце. В ней, безусловно, будет содержаться предлагаемый нами перечень основных остающихся задач в области разоружения; в ней будет дано описание усиленной системы мониторинга и проверки, осуществления которой требует от нас Совет; в ней также будет представлено описание различных подсистем, составляющих эту программу, например, по воздушному наблюдению, по информации, получаемой от правительств и поставщиков, по взятию проб и по контролю за передвижением транспортных средств.

Сколько времени потребуется для решения остающихся ключевых задач в области разоружения? Сотрудничество может и должно обеспечиваться незамедлительно, однако разоружение, и во всяком случае наблюдение за ним, не может иметь незамедлительный характер. Даже если в результате постоянного внешнего давления Ирак начнет действовать активно, потребуется определенное время для проверки объектов и оборудования, анализа документов, проведения собеседований с соответствующими лицами и подведения итогов. Для этого потребуются не годы и не недели, а месяцы. Ни правительства, ни инспекторы не хотели бы, чтобы инспекции проводились бесконечно. Однако не следует забывать о том, что в соответствии с основными резолюциями после установления факта разоружения должна продолжать действовать устойчивая система контроля и наблюдения для обеспечения уверенности и подачи сигнала тревоги в случае появления признаков возобновления каких-либо программ создания запрещенных видов оружия.



 видео
Видеосюжет от 20 марта 2003 Доводы посла
А. Вершбоу объясняет позицию США
Все права на материалы, находящиеся на сайте NEWSru.com и сайтах сателлитных проектов, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на NEWSru обязательна.
© NEWSru 2003
Rambler's Top100