Rambler's Top100
Послевоенные вопросы события
Документы и заявления
Выступление министра иностранных дел РФ И. Иванова
Заявление президента РФ
Обращение президента США
Совместный меморандум Германии, России и Франции по вопросу о ситуации в Ираке (24 февраля 2003 года)
7 марта 2003 года. Выступление Колина Пауэлла на пленарном заседании Совета Безопасности
7 марта 2003 года. Выступление Мухаммеда эль-Барадея на пленарном заседании Совета Безопасности
7 марта 2003 года. Выступление Ханса Бликса на пленарном заседании Совета Безопасности
Письмо Ирака в ООН
Резолюция 1441 (2002) СБ ООН
Совместное заявление России, Франции и ФРГ (11.02.03)

другие разделы

Боевые действия
Предыстория конфликта
Россия и конфликт
Что будет после
Ирак
Американский кулак
СМИ на войне
Накануне
Действующие лица


Доказательства Пауэлла

Благодарю вас, господин председательствующий, господин генеральный секретарь, уважаемые коллеги; я хотел бы начать свой доклад с выражения благодарности за специальные усилия, которые пришлось приложить каждому из вас, чтобы быть сегодня в этом зале. Это важный день для всех нас в перспективе развития ситуации в Ираке в связи с его обязательствами по разоружению, предусмотренными Резолюцией Совета Безопасности ООН # 1441.

Восьмого ноября прошлого года Совет единогласно проголосовал за принятие Резолюции 1441. Цель этой резолюции состояла в том, чтобы разоружить Ирак по части оружия массового поражения. Ирак уже был признан виновным в нарушении своих обязательств - в невыполнении шестнадцати предыдущих резолюций на протяжении двенадцати лет.

Резолюция 1441 относилась не к невинной стороне, а к режиму, который неоднократно осуждался Советом в течение многих лет. Резолюция 1441 давала Ираку последний шанс - последний шанс либо подчиниться требованиям, либо принять на себя ответственность за серьезные последствия. Ни один из членов Совета Безопасности, присутствовавших на голосовании, не имел иллюзий относительно содержания и намерений Резолюции, а также относительно последствий, с которыми столкнется Ирак, если не подчинится ее требованиям.

И вот, чтобы помочь Ираку разоружиться, мы призвали его к сотрудничеству с возвращающимися инспекторами из UNMOVIC и IAEA. Мы выдвинули твердые требования относительно того, как Ирак должен принять инспекторов и обеспечить их работу.

Этот Совет возложил на Ирак обязанность подчиниться требованиям резолюции и разоружиться, а не на инспекторов - искать то, что Ирак от них прячет на протяжении стольких лет. Инспекторы - это всего лишь инспекторы; они не детективы.

Я попросил созвать сегодняшнюю сессию, имея в виду две цели. Во-первых, поддержать заключения, сделанные доктором Бликсом и доктором Эль-Барадеем. Как сообщил доктор Бликс этому Совету 27-го января, "судя по всему, Ирак вплоть до сегодняшнего дня не принял искреннего решения о разоружении, которого от него требовали".

И как сообщил доктор Эль-Барадей, иракская декларация от 7 декабря "не содержала никакой новой информации, относящейся к конкретным вопросам, которые ставились начиная с 1998 года".

Вторая цель моего сегодняшнего выступления состоит в том, чтобы предоставить вам дополнительную информацию, поделиться с вами тем, что Соединенные Штаты знают об иракском оружии массового поражения, а также о причастности Ирака к терроризму, о которой говорилось и в резолюции 1441, и в других принятых ранее резолюциях.

Я хотел бы добавить по этому поводу, что мы предоставляем всю относящуюся к делу информацию, какую можем, команде инспекторов, чтобы они могли успешно делать свою работу.

Материалы, которые я вам сейчас представлю, добыты из разных источников. Некоторые сведения получены Соединенными Штатами, некоторые - другими странами. Некоторые источники носят технический характер: это перехват телефонных разговоров и фотографии, полученные со спутников. Другими источниками послужили люди, которые, рискуя жизнью, решили ознакомить мир с истинными намерениями Саддама Хусейна.

Я не могу сказать вам всего, что нам известно. Но те сведения, которыми я могу с вами поделиться вкупе с тем, о чем все мы узнали на протяжении многих лет, вселяет в нас глубокую тревогу. Вам будет представлена квинтэссенция фактов и тревожащих нас образцов поведения Ирака. Факты свидетельствуют о следующем: действия Ирака демонстрируют, что Саддам Хусейн и его режим не предпринял ни малейшей попытки - ни малейшей! - разоружиться по требованию мирового сообщества. На самом деле факты и действия Ирака показывают, что Саддам Хусейн и его режим скрывают свои попытки произвести как можно больше оружия массового поражения.

Позвольте мне начать с прослушивания пленки. То, что вы услышите, - это разговор, перехваченный моим правительством. Он состоялся 26 ноября прошлого года, за день до того, как группа инспекторов ООН возобновила свою работу в Ираке. Это разговор между двумя высокопоставленными офицерами, полковником и бригадным генералом из элитного иракского воинского подразделения, Республиканской гвардии.

Позвольте мне сделать паузу в прослушивании и обратить ваше внимание на ключевые элементы разговора между этими двумя офицерами, который вы только что прослушали. Во-первых, они знают, что приезжает наш коллега Мохамед Эль-Барадей, и они знают, для чего он приезжает, и они знают, что он приезжает на следующий день. Он приезжает, чтобы увидеть вещи, производство которых запрещено. Он ожидает, что эти джентльмены будут сотрудничать с ним, а не прятать от него то, что он ищет.

Но они встревожены. "У нас есть это средство в модифицированном виде. Что мы скажем, если они его увидят?" Что же их так обеспокоило? Их обеспокоило то, что у них в распоряжении имеется нечто такое, чего у них не должно быть, нечто такое, что никто не должен увидеть.

Генерал выражает сомнение: "Вы не получали модифицированного. У вас ведь его нет, не так ли?" - "Одна штука у меня есть". - "Какая, откуда?" - "Из цеха". - "Из компании Аль Кенди?" - "Да, из компании Аль Кенди". - "Я приеду к вам завтра утром. Я обеспокоен. У вас у всех что-то осталось". - "Мы эвакуировали все. У нас ничего не осталось".

Заметьте, что он говорит: "Мы эвакуировали все". Он не говорит: "Мы все уничтожили". Он не говорит: "Мы выстроили все для инспекции" или: "Мы подготовили все для показа инспекторам". Нет, он говорит: "Мы эвакуировали все для того, чтобы инспекторы, когда они появятся, ничего не смогли найти". С этой целью "я приеду к вам завтра утром".

Теперь по поводу компании Аль-Кенди. Эта компания, как достоверно известно, принимала участие в системе производства запрещенного оружия.

Позвольте мне поставить для прослушивания другую пленку. Как вы помните, инспекторы нашли 12 пустых химических боеголовок 16-го января. А 20-го января, четырьмя днями позже, Ирак пообещал инспекторам помочь найти остальные боеголовки. Сейчас вы услышите офицера из ставки Республиканской гвардии, который отдает распоряжение полевому офицеру. Этот разговор произошел на прошлой неделе.

Позвольте мне снова сделать паузу и проанализировать некоторые элементы этого распоряжения. "Они инспектируют имеющуюся у вас амуницию, так?" - "Так". - "Есть ли возможность того, что они найдут что-нибудь запрещенное?" - "Они могут найти что-нибудь случайно". - "Но ведь мы послали вам вчера письменный приказ вычистить всю площадь. Каждый кусочек площади, включая покинутые ранее участки. Добейтесь того, чтобы там ничего не было".

Вспомните первый разговор об эвакуации. Все это - часть системы укрывания вещей, системы увоза вещей с пути следования инспекторов с тем, чтобы они ничего не нашли.

Если проследить за ходом беседы дальше, вы услышите, какие специфические инструкции поступают из штаба: "Когда вы выполните все, что содержится в письменном приказе, уничтожьте его, потому что я не хочу, чтобы кто-то увидел этот приказ". - "Хорошо, хорошо".

Почему же нужно уничтожить приказ? Почему? Потому что он послужил бы для инспекторов доказательством извращения фактов. Они якобы помогают искать запрещенное оружие, но они не хотят, чтобы приказ об этом попал на глаза инспекторам, потому что они пытаются очистить инспектируемую площадь от всех следов пребывания там оружия массового поражения. С тем, чтобы они могли потом заявить, что там ничего не было. Инспекторы могут осматривать эту площадь сколько угодно: все равно они там ничего не найдут.

Эта попытка упрятать концы в воду и скрыть искомое от инспекторов - не один или два изолированных случая; как раз наоборот. Это часть и свидетельство политики укрывания и лжи, которая проводится в течение двенадцати лет, политики, разработанной в самых высших кругах руководства иракского режима.

Мы знаем, что Саддам Хусейн учредил то, что называется "высшим комитетом по мониторингу группы инспекторов". Подумайте об этом. Ирак создает на высоком уровне комитет по мониторингу инспекторов, которые присланы для мониторинга иракского разоружения. Этот комитет создается не для того, чтобы сотрудничать с инспекторами, а для того, чтобы шпионить за ними и не дать им произвести свою работу.

Комитет рапортует непосредственно Саддаму Хусейну. Его возглавляет вице-президент Ирака Таха Яссин Рамадан. В число его членов входит сын Саддама Хусейна Кусай. В этот комитет входит также генерал-лейтенант Амир Аль-Саади, советник Саддама. На тот случай, если это имя не сразу приходит вам на память: генерал Саади был главным представителем иракского режима для контактов с доктором Бликсом и доктором Эль-Барадеем. Именно генерал Саади прошлой осенью публично заявлял, что Ирак готов безоговорочно сотрудничать с инспекторами. Но мы убеждаемся, что дело обстоит противоположным образом: работа Саади состоит не в том, чтобы сотрудничать, а в том, чтобы заниматься укрывательством; не разоружаться, а вводить в заблуждение инспекторов; не помогать им, а добиться того, чтобы они ни о чем не узнали.

Мы многое выяснили о работе этого специального комитета. Мы выяснили, что еще до возвращения инспекторов в Ирак, в ноябре прошлого года, режим решил возобновить то, что, как мы слышали, называется "старой игрой в кошки-мышки".

Позвольте мне для примера сосредоточить внимание на ныне знаменитой декларации, которую Ирак представил этому Совету 7-го декабря. Она свидетельствует о том, что Ирак никогда не имел ни малейшего намерения подчиниться мандату этого Совета. Вместо этого Ирак планировал использовать декларацию с тем, чтобы огорошить всех нас и ошеломить инспекторов массой совершенно бесполезной информации о наличии в Ираке разрешенных средств вооружения - с тем, чтобы у нас не осталось времени получить сведения о запрещенном оружии. Цель Ирака состояла в том, чтобы дать нам, собравшимся в этом зале, нам, членам Совета, ложное представление о том, что процесс инспектирования якобы шел нормально. Вы видите результат. Доктор Бликс заявил, что 12200-страничная декларация, несмотря на многословие, бедна информацией и практически не содержит новых сведений.

Может ли кто-нибудь из членов Совета честно выступить в поддержку этой декларации?

Все, что мы видели и слышали, указывает, что, вместо того чтобы активно сотрудничать с инспекторами для достижения успеха их миссии, Саддам Хусейн и его режим делают все возможное для того, чтобы инспекторы не нашли абсолютно ничего.

Коллеги, каждое заявление, сделанное мною сегодня, опирается на источники, серьезные источники. Это не голословные утверждения. Мы даем вам факты и выводы, базирующиеся на достоверных разведданных. Я приведу примеры некоторых сведений, полученных от людей, наших информаторов.

Службы безопасности Ирака и собственная канцелярия Саддама Хусейна получили приказы спрятать всю корреспонденцию с Организацией военной индустриализации. Это организация, которая курирует деятельность Ирака по производству и хранению оружия массового поражения. Будьте уверены, что мы не найдем никаких документов, которые позволили бы нам выйти на след этой организации.

Мы знаем, что сын Саддама Кусай приказал вывезти все запрещенное оружие из многочисленных дворцовых комплексов Саддама. Мы знаем, что официальные представители правительства Ирака, члены правящей партии БААС и ученые спрятали запрещенные вещи в своих домах. Файлы с ключевой информацией о военных и научных разработках были размещены на автомобилях, которые передвигаются по стране по указанию иракских спецслужб с целью не быть обнаруженными.

Благодаря полученным разведданным инспектора обнаружили недавно драматическое подтверждение этих сведений. При обыске дома одного иракского ученого, работающего в области ядерной энергии, они обнаружили примерно 2000 страниц документов. Вы видите их сейчас перед собой: они были изъяты из частного дома и переданы в руки ООН. Установлено, что некоторые из этих материалов относятся к программе ядерного вооружения Ирака.

Скажите мне, ответьте мне, должны ли инспекторы обыскивать дома каждого официального лица иракского правительства, каждого члена партии БААС и каждого ученого страны, чтобы выяснить правду, получить необходимую информацию, выполнить требования нашего Совета?

Наши источники свидетельствуют о том, что в некоторых случаях жесткие диски компьютеров, содержавшие сведения о вооружениях Ирака, были изъяты. Кто изъял эти жесткие диски? Куда они делись? Что было спрятано? Почему? На все эти вопросы есть только один ответ: чтобы обмануть инспекторов, чтобы утаить от них информацию.

Многочисленные информаторы сообщают нам, что иракцы перемещают не только документы и жесткие диски, но и оружие массового поражения, чтобы оно не было найдено инспекторами.

Когда мы в этом зале обсуждали Резолюцию # 1441 осенью прошлого года, мы знали из надежных источников, что ракетная бригада в окрестностях Багдада демонтировала и распределяла пусковые установки ракет и боеголовки с реагентами биологического оружия по различным местам, в основном в Западном Ираке. Большинство ракетных пусковых установок и боеголовок было спрятано в больших пальмовых рощах, где их постоянно перемещают с таким расчетом, чтобы они не хранились на одном месте долее 1-4 недель, чтобы труднее было найти.

Мы имеем также фотографии, полученные со спутников, которые показывают, что запрещенные материалы недавно были вывезены со складов ряда иракских предприятий, способных производить оружие массового поражения. Позвольте мне сказать несколько слов о снимках, полученных со спутников, прежде чем я покажу вам несколько таких снимков. Фотографии, которые я собираюсь вам показать, иногда с трудом поддаются интерпретации, если ты не специалист; они трудны и для меня. Расшифровкой этих фотографий занимаются дотошные специалисты с огромным опытом; эта работа требует большого времени, проведенного за столами с осветительной аппаратурой, и напряжения всех сил этих специалистов. Показывая вам эти фотоснимки, я постараюсь объяснить, что они означают, воспользовавшись результатами работы наших специалистов по спутниковой фотосъемке.

Посмотрим на первый снимок. Здесь изображен военный завод, обладающий производственными мощностями для производства оружия, расположенный в месте под названием Таджи. Это один из примерно 65 таких заводов в Ираке. Мы знаем, что этот завод специализируется на производстве снарядов для доставки химического оружия. Фактически именно здесь иракцы произвели четыре таких дополнительных капсулы.

Здесь вы видите пятнадцать бункеров с военной амуницией, они обведены желтыми и красными линиями. Те четыре, которые обведены красными квадратиками, - это бункеры с активными химическими веществами.

Откуда мне это известно? Почему я могу это сказать? Позвольте мне объяснить. Посмотрите на изображение слева. Слева увеличенный фрагмент с изображением одного из четырех химических бункеров. Две стрелки указывают на присутствие явных признаков того, что в бункерах хранится химическое оружие. Стрелка сверху указывает на блок-пост безопасности, какие всегда выставляются перед такого рода бункерами. Внутри бункера - специальная охрана и специальное оборудование для мониторинга утечки, которая может произойти из бункера.

Грузовик, который вы видите рядом, тоже является характерным признаком. Это дезактивирующее транспортное средство на случай каких-либо неполадок.

Эти признаки характерны для всех четырех бункеров. Специальные средства безопасности и дезактивирующее транспортное средство, которое не обязательно присутствует возле каждого бункера, но всегда находится поблизости, дабы подъехать к каждому из бункеров в случае необходимости, так как люди работают в разных бункерах.

Теперь посмотрите на фотографию справа. Вы видите два из таких дезактивированных бункеров. Транспортное средство уехало, тенты сняты, этот объект был демонтирован 22-го декабря, перед прибытием группы инспекторов. И вы видите прибывшие машины инспекторов внизу, на снимке справа.

Бункеры были чисты к тому времени, когда туда прибыли инспекторы. Инспекторы ничего не нашли.

Эта последовательность событий порождает тревожные подозрения относительно того, что Ирак был каким-то образом извещен о предстоящем прибытии инспекторов в Таджи. Как показывает опыт 1990-х годов, Ирак и сегодня активно использует мощные ресурсы своей разведки, чтобы скрыть свою незаконную деятельность.

Из наших источников известно, что инспекторы находятся под постоянным наблюдением целой армии иракских оперативников разведслужбы. Ирак неустанно пытается записывать всю их корреспонденцию и переговоры, как устные, так и в электронном виде.

Мне хотелось бы привлечь внимание коллег к исключительной важности документу, распространенному вчера Англией; в нем детально описывается, к каким средствам прибегают иракцы для обмана.

Следующий пример. Вы увидите образец действий Ирака по укрытию правды, которые были предприняты в ответ на возвращение инспекторов. Нужно сказать, что в ноябре 2002 года, когда инспекторы готовы были вернуться, этот тип активности сошел на нет. Приведу три примера.

На этом месте, оборудованном для запуска баллистической ракеты (дело происходит 10 ноября), мы видим грузовик, готовящийся увезти компоненты баллистической ракеты. На этом заводе, имеющем отношение к производству биологического оружия (снимок сделан 25 ноября, всего за два дня до возвращения инспекторов), появился этот караван грузовиков; ничего подобного мы не видели ранее на этом предприятии, а мы осуществляли его мониторинг регулярно и внимательно.

А вот на этом предприятии по производству баллистических ракет - и опять за два дня до возобновления инспекторских проверок - появились пять больших грузовиков в сопровождении подъемного крана для перемещения ракетных установок. Мы видели такого рода "вынесение сора из избы" примерно на тридцати объектах.

Через несколько дней после предпринятых действий транспортные средства и оборудование, которые мы только что видели, бесследно исчезли, и эти предприятия стали образцами "чистого", нормального производства. Мы не знаем точно, что вывезли с этих предприятий, но инспектора знали о них заранее, поэтому и Ирак знал, что они туда приедут.

Мы должны спросить себя: почему Ирак вдруг решил перевезти оборудование такого рода как раз перед прибытием инспекторов, если он так стремится продемонстрировать, чем на самом деле располагает и чем не располагает?

Вспомните о первом примере, аудиозаписи, на которой два иракских офицера говорили о необходимости спрятать модифицированное средство от инспекторов. Где Ирак взял все это оборудование? Почему оно не было представлено инспекторам?

Ирак также отказался допустить ознакомительные полеты самолетов У-2, которые могли бы дать инспекторам более полное представление о том, что было перевезено накануне, во время и после инспекторских проверок.

Отказ позволить полеты, предназначенные для облегчения работы инспекторов, есть прямое нарушение параграфа седьмого нашей Резолюции 1441.

Саддам Хусейн и его режим не только пытается скрыть оружие, он также пытается скрыть людей. Вам известны основные факты. Ирак не выполняет своих обязательств позволить немедленный, незатрудненный, ничем не ограниченный личный доступ ко всем официальным лицам и другим персонам, как этого требует Резолюция 1441.

Режим позволяет только проводить беседы с инспекторами в присутствии иракских официальных лиц, "надсмотрщиков". Официальная иракская организация, призванная обеспечивать всяческое содействие инспекторам, без тени смущения объявляет во всеуслышание: "Никто не покинет Ирак для проведения беседы с представителями ООН".

Вице-президент Ирака Рамадан обвинил инспекторов в шпионаже; это не что иное, как недвусмысленная угроза: те иракцы, которые отважатся сотрудничать с инспекторами ООН, будут обвинены в государственной измене.

Ирак не выполнил своих обязательств по Резолюции 1441, предусматривающих предоставление полного списка ученых, работавших в рамках проектов по разработке и производству оружия массового поражения. Список, предоставленный Ираком, устарел и содержит всего около 500 имен, невзирая на тот факт, что Комиссия Совета безопасности ООН (UNSCOM) составила ранее список, содержавший около 3500 имен.

Позвольте мне рассказать вам о том, что мы узнали от информаторов. Саддам Хусейн принимал прямое участие в усилиях, направленных на то, чтобы не допустить бесед с учеными. В начале декабря Саддам Хусейн предупредил всех иракских ученых о серьезных последствиях, с которыми столкнутся они и члены их семей в случае, если они предоставят инспекторам важную информацию. Ученых вынудили подписать документы, согласно которым уличение в разглашении информации будет для них равносильно смертному приговору.

Саддам Хусейн сказал также, что ученые не должны соглашаться покидать Ирак; всякий, кто согласится на беседу за пределами Ирака, будет рассматриваться как шпион. Это прямое нарушение Резолюции 1441.

В середине ноября, как раз перед возвращением инспекторов, иракским экспертам было приказано явиться в офисы спецслужб для прохождения экстренного "контрразведовательного" обучения. Это обучение включало приемы утаивания информации, ухода от ответов на прямые вопросы, защитную технику ведения беседы - словом, то, что позволяет ввести инспекторов в заблуждение.

Леди и джентльмены, это не голословные утверждения. Это факты, полученные из многих источников, в том числе - от разведслужб других стран.

Например, в середине декабря эксперты по вооружению на одном из предприятий были заменены иракскими разведчиками, перед которыми поставили цель ввести инспекторов в заблуждение относительно того, что на самом деле производилось на этом предприятии.

По приказу Саддама Хусейна иракские власти вынесли противозаконный смертный приговор одному ученому, и он был упрятан за решетку.

В середине января экспертам одного из иракских предприятий, причастных к производству оружия массового поражения, было приказано оставаться дома и не выходить на работу во избежание встречи с инспекторами. Рабочие с других иракских военных предприятий, прямым образом не связанных с программами производства оружия, были присланы на оружейное предприятие, чтобы заменить тамошних рабочих, которым было приказано остаться дома. Свыше десяти экспертов были посажены под домашний арест, причем не в своих домах - их собрали вместе в одном из "домов для гостей" Саддама Хусейна. Подобные случаи можно перечислять еще очень долго.

Как показывают только что приведенные мною примеры, а также другая обширная информация и разведданные, иракский режим предпринимает активные и систематические усилия, направленные на сокрытие ключевой информации и людей, являющихся ее носителями, от инспекторов; все это является прямым нарушением Резолюции 1441. Речь идет не о неохотном сотрудничестве и даже не об отказе от сотрудничества. То, что мы наблюдаем, - это преднамеренная кампания по срыву сколько-нибудь значимой работы инспекции.

Коллеги, параграф четвертый Резолюции ООН # 1441, над которым мы так долго работали прошлой осенью, ясно провозглашает, что лживые утверждения и ложные данные в декларации, а также отказ Ирака в любое время подчиниться требованиям Резолюции и прилагать все усилия для всеобъемлющего выполнения данной Резолюции будут рассматриваться - а факты говорят сами за себя, - будут рассматриваться как прямое нарушение Ираком взятых на себя обязательств.

Мы сформулировали этот параграф столь недвусмысленным образом, чтобы подвергнуть Ирак предварительному испытанию - да, подвергнуть Ирак предварительному испытанию. Предоставит ли он правдивую декларацию и проявит ли тем самым с самого начала добрую волю к сотрудничеству с инспекторами? Это была предварительная проверка.

Они не выдержали этой проверки. Согласно точному смыслу этого параграфа, Ирак и по сей день самым грубым образом нарушает свои обязательства. Я полагаю, что этот вывод является неоспоримым и неопровержимым.

Тем самым Ирак подвергает себя опасности отвечать за самые серьезные последствия своих действий, предполагаемые Резолюцией ООН # 1441. И сама ООН стоит перед опасностью проявить свою неадекватность, если она позволит Ираку и дальше бросать вызов ее воле, не встречая эффективного и незамедлительного отпора.

Стоящая перед нами задача состоит не в том, сколько времени мы собираемся держать в Ираке своих инспекторов, позволяя Саддаму водить их за нос. Мы должны ответить на другой вопрос: сколько еще времени мы готовы терпеть отказ Ирака выполнять наши требования? Когда, наконец, мы, Совет безопасности, мы, Организация объединенных наций, скажем: "Хватит! Хватит!"

Серьезность настоящего момента объясняется серьезностью угрозы, которую иракское оружие массового поражения представляет для всего мира. Позвольте мне теперь обратиться к этим программам по разработке смертельного оружия и объяснить, почему они представляют реальную и непосредственную опасность для региона и для всего мира.

Прежде всего следует сказать о биологическом оружии. Мы здесь неоднократно говорили о биологическом оружии. Мне кажется, что я должен, в порядке исторического введения, вкратце остановиться на трех пунктах.

Во-первых, вы, конечно, помните, что Комиссии Совета безопасности ООН потребовались четыре долгих и тяжелых года для того, чтобы вырвать - буквально вырвать - у Ирака признание того, что он имеет биологическое оружие.

Во-вторых, когда Ирак наконец признал в 1995 году, что имеет это оружие, его количество было огромным. Между тем, половины чайной ложечки сибирской язвы, такого крошечного количества, посланного в конверте (это была малюсенькая горстка) - хватило для того, чтобы нарушить работу Сената Соединенных Штатов осенью 2001 года. Этот эпизод привел к тому, что несколько сот людей были вынуждены пройти срочный курс лечения, и послужил причиной смерти двух почтовых работников, - а ведь мы имели дело со сравнительно ничтожным количеством вещества, поместившегося в одном тонком конверте.

Между тем Ирак, если верить его собственной декларации, имел 8500 литров возбудителей сибирской язвы, но, согласно оценкам Комиссии, Саддам Хусейн, возможно, произвел 25000 литров этого препарата. Если перевести это количество вещества в сухое порошковое состояние, его будет достаточно для того, чтобы наполнить тысячу чайных ложечек, умноженную на десять, еще на десять и еще раз на десять. При этом Саддам Хусейн не представил доказательств об уничтожении хотя бы одной чайной ложки этого смертельно опасного вещества.

Отсюда естественно перейти к третьему пункту моих тезисов. И он является ключевым в данном контексте. Ирак никогда не отчитывался за все биологическое оружие, которое он имел, по собственному признанию и по нашим абсолютно достоверным данным. Он никогда не отчитывался за все органические материалы, использовавшиеся для его производства. И он не отчитывался за огромное количество снарядов, наполненных этими реагентами, из которых известны 400 бомб. Это неопровержимое доказательство, а не домысел. Это правда. Она хорошо документирована.

Доктор Бликс доложил этому Совету, что Ирак предоставил неубедительные свидетельства о количестве произведенных возбудителей сибирской язвы и столь же неубедительные свидетельства об их уничтожении. И в этом свете нас не должен удивить тот факт, что с тех пор как Саддам выгнал последних инспекторов в 1998 году, мы собрали огромное количество оперативных данных, свидетельствующих о том, что Ирак продолжает производить это оружие.

Один из самых тревожных фактов, выясняющихся из анализа оперативных данных о биологическом оружии, которым располагает Ирак, - это наличие мобильных передвижных станций по производству биологических реактивов.

Позвольте мне ознакомить вас с некоторыми разведданными и поделиться с вами тем, что мы узнали из показаний свидетелей. У нас есть полученное из первых рук описание фабрик на колесах и на рельсах по производству биологического оружия.

Легко перемещающиеся грузовики и железнодорожные вагоны предназначены для того, чтобы ускользнуть от внимания инспекторов. На протяжении каких-нибудь месяцев они способны произвести количество биологического оружия, равное всему тому количеству, в наличии которого Ирак признался в годы, предшествовавшие Войне в Заливе.

Хотя программа Ирака по использованию передвижных станций стала осуществляться начиная с середины 1990-х годов, инспекторы ООН в то время имели лишь слабое представление о подобных программах. Подтверждение было получено намного позже, в 2000 году.

У нас есть показания источника, который был непосредственным свидетелем, - иракского инженера-химика, который курировал одну из таких передвижных станций. Он присутствовал при самом процессе производства биологических реагентов. Он был также на месте, когда произошла утечка в 1998 году. В результате погибло двенадцать техников от заражения биологическими реагентами.

Он сообщил, что когда Комиссия была в стране и проводила инспекции, производство биологических реагентов уже началось; оно велось каждый четверг, вечером, потому что иракцы полагали, что инспекторы не будут проводить проверки в священное для мусульман время, в ночь с четверга на пятницу. Он добавил, что это было важно, потому что процесс не мог быть прерван в любое время, и к вечеру пятницы его успевали завершить - прежде чем могли нагрянуть инспекторы.

Наш информатор скрывается в другой стране, прекрасно зная, что Саддам Хусейн убьет его, если найдет. Его свидетельские показания о передвижных станциях были подтверждены и другими источниками.

Еще один информатор, иракский гражданский инженер, занимавший положение, которое позволяло ему знать программу во всех деталях, подтвердил существование системы передвижных станций, смонтированных на дорожных трейлерах.

Третий информатор, находившийся в сходной позиции, сообщил, что летом 2002 года Ирак произвел систему мобильных станций, смонтированных как на дорожных трейлерах, так и на железнодорожных вагонах.

Наконец, четвертый информатор, иракский майор, подтвердил, что Ирак имеет мобильные биологические исследовательские лаборатории, вдобавок к уже упомянутым мобильным производственным мощностям.

У нас есть диаграмма, наглядно обобщающая показания всех свидетелей об этих передвижных станциях. Описание, данное нашими информаторами, дает нам технические характеристики этих объектов, очень детальные и тщательно выверенные. Как показывают эти схемы, базирующиеся на вышеупомянутых показаниях, мы знаем, как выглядят эти бродильные чаны, мы знаем, как выглядят цистерны, насосы и все такое прочее. Мы знаем, как работают эти установки. И мы знаем очень много о платформах, на которых они установлены.

Как показано на этой диаграмме, эти производственные станции легко могут быть спрятаны, замаскированы под обычный грузовик или железнодорожный вагон и быть разбросаны по всему Ираку в сотнях километров от главных дорог; они могут парковаться в обычных гаражах или амбарах или в обширной системе имеющихся в Ираке подземных туннелей и бункеров.

Мы знаем, что Ирак имеет по меньшей мере семь таких мобильных биологических станций по производству реагентов. Станции, смонтированные на грузовиках, состоят не меньше, чем из двух или трех грузовиков. Это означает, что производственные мощности мобильных станций очень невелики - таких грузовиков, может быть, 18, и мы о них знаем. Но только вообразите себе, что вам нужно отыскать 18 грузовиков среди тысяч и тысяч подобных машин, которые бороздят дороги Ирака каждый день.

Инспекторам понадобилось четыре года, чтобы доказать, что Ирак производил биологические реактивы. Как вы думаете, сколько времени понадобится инспекторам, чтобы обнаружить хотя бы один из этих 18-ти грузовиков, если сам Ирак, как он должен был это сделать, не предоставит нам информацию об этих передвижных станциях?

Дамы и господа, это сложное оборудование. Например, они могут производить споры сибирской язвы и ботулизма. Фактически, им под силу произвести достаточно сухого биологического вещества за один месяц, чтобы убить много тысяч людей. А сухое вещество такого типа наиболее смертоносно для людей.

К 1998 году эксперты ООН пришли к выводу, что иракцы усовершенствовали технологии сушки для своей программы биологического оружия. Теперь Ирак использует эти знания в области сушки при создании оборудования для мобильных производств.

Из прошлых признаний иракских руководителей мы знаем, что Ирак успешно создавал оружие на основе спор сибирской язвы, а также других биологических веществ, включая споры ботулизма, афлатоксин и рицин.

На этом исследования Ирака не закончились. Саддам Хуссейн организовал исследования десятков биологических субстанций, вызывающих такие болезни, как газовая гангрена, чума, тиф, столбняк, холера, черная оспа и геморрагическая лихорадка. У него также имеются необходимые средства для получения смертоносного штамма оспы.

Иракский режим разработал способы широкого и целенаправленного распространения смертоносных биологических веществ в системах водоснабжения и в воздухе. Так, Ирак проводил программу модификации воздушных топливных баков для истребителей класса Мираж. На этой видеозаписи учебного полета Иракских ВВС, которую несколько лет тому назад раздобыла Специальная комиссия ООН, виден иракский реактивный самолет Мираж F-1. Обратите внимание на то, что он разбрызгивает 2000 литров жидкости, имитирующей споры сибирской язвы.

В 1995 году иракский офицер Муджахид Сали Абдул Латиф сообщил инспекторам, что Ирак намеревается монтировать баки для распыления ядов на самолете МИГ-21, превратив его в беспилотный летательный аппарат, БЛА. БЛА, снабженные баками для распыления ядов, - это идеальное средство для террористической атаки с применением биологического оружия.

Ирак признал факт производства четырех таких баков. До сих пор не было представлено убедительных доказательств того, что они были уничтожены, как того требовало международное сообщество.

Нет никаких сомнений в том, что Саддам Хуссейн имеет биологическое оружие и может быстро произвести новое, в более крупных масштабах. Кроме того, Ирак способен распространять эти смертоносные яды и болезни такими методами, которые могут вызвать массовую гибель людей. Если одна мысль о биологическом оружии приводит в ужас, то от размышлений о химическом оружии кровь стынет в жилах.

Комиссия ООН по наблюдению, контролю и инспекциям уже опубликовала большую часть этих материалов; мы все можем прочитать их в Докладе UNSCOM 1999 года на эту тему.

Позвольте мне обратить ваше внимание на три ключевых момента, о которых всем нам нужно помнить: во-первых, Саддам Хуссейн уже опробовал это ужасное оружие на другой стране и на своем собственном народе. Фактически, за всю историю химического оружия ни одна страна не имела более богатого боевого опыта применения химического оружия со времен Первой мировой войны, чем Ирак Саддама Хуссейна.

Во-вторых, как и в случае с биологическим оружием, Саддам Хуссейн никогда не отчитывался за огромное количество химических боеприпасов: 550 артиллерийских снарядов, начиненных ипритом; 30000 пустых боезарядов и достаточно возможностей для того, чтобы увеличить запасы отравляющих химических веществ до 500 тонн. Если учесть только одну категорию вооружения - 6500 бомб, оставшихся после Ирано-иракской войны, - то по данным UNMOVIC в них должно содержаться не менее 1000 тонн химических веществ. Мы не получили отчета об уничтожении этого химического оружия.

Д-р Бликс сострил: "Иприт не есть нечто эфемерное. Вы должны знать, что вы с ним сделали".

Мы уверены, что Саддам Хуссейн знает, что он с ним сделал, и он не сказал всей правды международному сообществу. У нас есть доказательства того, что это оружие существовало. Но мы не получили от Ирака убедительных доказательств того, что это оружие было уничтожено. Мы не знаем, где оно находится. Мы все еще ожидаем от Ирака признания.

В-третьих, Ирак неоднократно скрывал факт наличия у него химического оружия. Понадобились годы, чтобы вытянуть из Ирака признание в производстве четырех тонн смертоносного нервно-паралитического газа VX. Попадание одной капли этого вещества на кожу убивает человека за считанные минуты, а у Ирака его четыре тонны!

Признание последовало лишь после того, как инспектора собрали документацию, благодаря дезертирству покойного зятя Саддама Хуссейна Камаля. UNSCOM также раздобыл юридические доказательства того, что Ирак произвел VX и начинил этим веществом боезаряды.

Однако Ирак по-прежнему отрицает, что поставил VX на вооружение. 27 января UNMOVIC сообщила Совету Безопасности о том, что располагает информацией, противоречащей описанию Ираком своей программы по созданию VX.

Мы знаем, что Ирак внедрил ключевые элементы инфраструктуры, необходимой для производства незаконного химического оружия, в законную гражданскую промышленность. По всей видимости, даже для экспертов эта инфраструктура представляется обычным гражданским производством. Законное и незаконное производство может функционировать одновременно, либо эта инфраструктура двойного применения может быстро переключаться с тайного на коммерческое производство и наоборот.

Это химическое оружие.

Например, Ирак перестроил ключевые элементы государственного учреждения Тарик. На этом предприятии имеется оборудование, предназначенное конкретно для иракской программы производства химического оружия, и на нем работают ключевые фигуры, участвовавшие в предыдущих программах.

Это производственная часть программы производства химического оружия, осуществляемой Саддамом. А как насчет средств доставки?

Я хочу показать вам лишь небольшую часть химического комплекса под названием аль-Муссаид - площадку, которую Ирак использовал как минимум три года для отгрузки химических боеприпасов и их транспортировки от производственных мощностей к полевым установкам.

В мае 2002 года наши спутники сфотографировали необычную деятельность, которую вы видите на этой фотографии. Здесь мы видим грузовой транспорт, который снова прибыл на этот отгрузочный терминал, и мы видим, что колонну сопровождает дезактивирующая машина, которая используется при операциях с биологическим или химическим оружием.

Всего несколько недель тому назад мы перехватили разговор двух командиров из Второго корпуса Республиканской гвардии Ирака. Один командир инструктирует другого. Вы отчетливо услышите на пленке то, что он хочет сказать своему товарищу. Ему хочется, чтобы тот его хорошо услышал и понял, поэтому он по два раза повторяет каждую фразу. Это позволило записать его слова и полностью понять их. Слушайте.

Давайте проанализируем некоторые избранные фрагменты этой беседы. Два офицера переговариваются друг с другом по радио и стараются ясно и отчетливо выговаривать каждую фразу во избежание недопонимания.

"Удалите. Удалите фразу ".

"Фразу, я понял".

"Нервно-паралитические вещества. Нервно-паралитические вещества. Во всех случаях употребления этой фразы".

"Понятно".

"Всюду, где она встречается".

"В инструкциях, инструкциях, передаваемых по беспроводной связи".

"По беспроводной связи. Я понял".

Почему он все повторяет по два раза? Почему он так старается донести свою мысль, чтобы его правильно поняли? И почему он сделал акцент на инструкциях, передаваемых по беспроводной связи? Потому что старший офицер обеспокоен тем, что его могут подслушать.

Его действительно подслушивали.

"Нервно-паралитические вещества. Перестаньте говорить об этом. Нас подслушивают. Не давайте доказательств того, что мы имеем эти страшные вещества".

Но мы знаем, что они их имеют. И данная беседа лишний раз это подтверждает. По нашей консервативной оценке, Ирак сегодня располагает от 100 до 500 тонн веществ для химического оружия. Этого вполне достаточно, чтобы начинить 16000 боевых ракет.

Даже при наличии 100 тонн таких веществ Саддам Хуссейн сможет уничтожить все живое на территории более 100 квадратных миль, что в пять раз больше площади Манхэттена.

Позвольте напомнить вам, что 122-миллиметровые химические боеголовки, недавно обнаруженные инспекторами ООН, могут быть только лишь вершиной айсберга, как уже отмечалось. Перед нами, дорогие друзья, стоит вопрос: когда мы увидим остальную часть айсберга, скрытую от наших глаз?

У Саддама Хуссейна есть химическое оружие. Саддам Хуссейн применял это оружие. И он без малейших угрызений совести снова пустит его в ход против соседних стран и своего народа.

Наши источники информировали нас, что недавно он уполномочил своих полевых командиров применять его. Он бы не отдавал таких приказов, если бы не имел этого оружия или не намеревался его использовать.

Тот же источник сообщил, что 1600 заключенных, приговоренных к смертной казни, были переведены в 1995 году в специальный блок, предназначенный для таких экспериментов. Очевидец видел, как заключенных привязывали к койкам, чтобы проводить на них эксперименты. Изо рта у них шла кровь. Затем проводилось вскрытие трупов, чтобы подтвердить воздействие на заключенных отравляющих веществ. Бесчеловечность Саддама Хуссейна не знает границ.

Позвольте мне теперь обратиться к ядерному оружию. У нас нет никаких указаний на то, что Саддам Хуссейн отказался от своей ядерной программы. Напротив, на протяжении более десяти лет мы получаем доказательства, что он по-прежнему решительно настроен на то, чтобы приобрести ядерное оружие.

Чтобы в полной мере оценить тот вызов, который брошен нам сегодня, вспомните, что в 1991 году инспекторы впервые обследовали первичное оборудование по производству ядерного оружия в Ираке и не нашли никаких подтверждений того, что Ирак осуществляет программу создания ядерного оружия.

Но с помощью информации, полученной от дезертира в мае 1991 года, ложь Саддама Хуссейна была разоблачена. В действительности Саддам Хуссейн осуществлял массированную и строго засекреченную программу создания ядерного оружия, охватывавшую несколько разных методов обогащения урана, среди которых электромагнитное разделение изотопов, газовая центрифуга и газовая диффузия. По нашим оценкам, эта противозаконная программа обошлась Ираку в несколько миллиардов долларов.

Тем не менее, Ирак настойчиво уверял МАГАТЭ, что не имеет программы разработки ядерного оружия. Если бы Саддама тогда не остановили, Ирак мог бы произвести атомную бомбу к 1993 году, намного лет раньше самых худших сценариев, сделанных до начала войны.

В 1995 году, благодаря другому перебежчику, мы узнали, что после вторжения в Кувейт Саддам Хуссейн начал усиленную программу по созданию ядерного оружия кустарными методами в нарушение своих обязательств, данных ООН.

Саддам Хуссейн уже обладает двумя из трех ключевых компонентов, необходимых для создания атомной бомбы. Он располагает компетентными учеными-ядерщиками и планирует создание бомбы.

С 1998 года его усилия по возобновлению ядерной программы были сосредоточены на приобретении третьего и последнего компонента: ядерного топлива в достаточном объеме для производства атомного взрыва. Для изготовления ядерного топлива ему нужно научиться обогащать уран.

Саддам Хуссейн твердо намерен получить доступ к атомной бомбе. Его намерения настолько очевидны, что он предпринимал неоднократные тайные попытки приобрести высокопрочные алюминиевые трубы в 11 странах, даже после возобновления инспекций.

Эти трубы находятся под контролем Группы ядерных поставщиков именно по той причине, что они могут использоваться как центрифуги для обогащения урана. В настоящее время практически все слышали об этих трубах, и мы все знаем, что существуют разные мнения на этот счет. Ведется полемика по поводу того, для чего предназначены эти трубы.

Большинство экспертов из США считают, что их хотели использовать в качестве роторов в центрифугах по обогащению урана. Другие эксперты и сами иракцы утверждают, что в действительности они предназначены для производства корпусов ракет для обычных видов вооружения, в частности, для пусковых ракетных установок.

Позвольте мне сказать вам о том, в чем ни у кого не возникает сомнения. Во-первых, все эксперты, изучившие трубы, имеющиеся в нашем распоряжении, согласны с тем, что их можно адаптировать для использования в центрифугах. Во-вторых, Ирак не имеет права покупать их для каких бы то ни было целей. Ему это запрещено.

Я не специалист в области труб для центрифуг, но как старый вояка могу сказать вам вот что: во-первых, мне кажется весьма странным то, что эти трубы изготавливаются с таким допуском, который значительно превышает американские требования к сопоставимым ракетам. Быть может, иракцы просто стремятся производить обычные вооружения по более высоким стандартам, но я не думаю.

Во-вторых, мы исследовали трубы из нескольких разных партий. Они были тайно перехвачены до того, как были доставлены в Багдад. Примечательно то, что в этих разных партиях заметна тенденция к повышению прочности покрытия. В трубах последней партии на чрезвычайно ровную внутреннюю и внешнюю поверхность нанесено анодированное покрытие. Зачем им стремиться к повышению прочности покрытия, если эти трубы предназначены для обычных ракет, которые так или иначе взрываются и распадаются на множество осколков?

Алюминиевые трубы с высоким допуском - это еще не все. Разведданные из многочисленных источников свидетельствуют о том, что Ирак пытается приобрести магниты и высокоскоростные балансировочные машины; и то, и другое можно использовать в программе газовых центрифуг для обогащения урана.

В 1999 и 2000 гг. иракские официальные лица вели переговоры с фирмами из Румынии, Индии, России и Словении о закупке установки по производству магнитов. Ирак стремился получить установку по производству магнитов весом от 20 до 30 грамм. Магниты именно такого веса использовались в иракской программе газовых центрифуг до войны в Персидском Заливе. Этот инцидент с трубами - еще один знак того, что Ирак пытается восстановить свою программу создания ядерного оружия.

Перехваченные сообщения с середины 2000 года до лета прошлого года свидетельствуют о том, что передовые иракские компании пытались закупить машины, которые можно использовать для балансировки роторов газовой центрифуги. Одна из этих компаний также предприняла в 2001 году неудавшуюся попытку ввезти в Ирак алюминиевые трубы контрабандным путем.

По этому вопросу будут и дальше вестись споры, но у меня нет сомнений в том, что эти попытки незаконного приобретения стратегических материалов показывают, что Саддам Хуссейн прилагает все усилия к тому, чтобы добавить недостающий элемент в ядерной программе - способность производить ядерное топливо. Он также стремится поддерживать другие ключевые элементы своей ядерной программы, проявляя особую заботу о штате ученых-ядерщиков.

Примечательно, что в течение последних 18 месяцев Саддам Хуссейн лично уделяет все больше внимания ведущим ядерщикам Ирака, которых правительственная пресса открыто называет его ядерными моджахедами. Он регулярно дает им наставления и хвалит за успехи. Успехи в достижении какой цели?

Совет Безопасности давно потребовал от Ирака прекратить любые ядерные разработки.

Теперь позвольте поговорить с вами о разрабатываемых Ираком системах доставки оружия массового уничтожения, в частности о баллистических ракетах и беспилотных летательных аппаратах, БЛА.

Сначала о ракетах. Все мы помним, что до войны в Персидском Заливе главной целью Саддама Хуссейна были ракеты, способные пролететь не просто сотни, а тысячи километров. Он хотел нанести удар не только по своим соседям, но также по государствам, находящимся далеко за его границами.

Хотя инспекторы ликвидировали большинство запрещенных баллистических ракет, многочисленные разведывательные сообщения за последнее десятилетие из источников внутри Ирака указывают на то, что у Саддама Хуссейна остались замаскированные силы в виде нескольких десятков баллистических ракет типа СКАД. Эти ракеты имеют радиус действия от 650 до 900 километров.

Нам известно из разведывательных сводок и собственных признаний Ирака, что якобы разрешенные Ираку баллистические ракеты аль-Самуд и аль-Фатах нарушают 150-км рубеж, определенный Советом Безопасности в Резолюции 687. Это запрещенные системы.

UNMOVIC также доложила, что Ирак незаконным образом сохраняет важные ракетные двигатели 380 SA-2. Скорее всего, они используются для аль-Самуд. Их ввоз был незаконным в трех отношениях. Резолюция 687 запрещала любые военные поставки в Ирак. UNSCOM запретила использование конкретно этих двигателей в ракетах класса земля-земля. И наконец, как мы только что отметили, они предназначены для системы, которая превышает радиус полетов в 150 км.

Хуже всего то, что некоторые из этих двигателей были приобретены в декабре - после принятия Советом Безопасности Резолюции 1441.

Я хочу, чтобы вы знали сегодня, что у Ирака есть программы производства баллистических ракет, способных пролететь 1000 км. Одна из программ нацелена на создание ракеты на жидком топливе, которая способна пролететь свыше 1200 километров. И на этой карте мы с вами хорошо видим, кому будут угрожать эти ракеты.

Еще одно небольшое доказательство: в рамках этой программы Ирак построил испытательный стенд для двигателей, превышающий по размерам все, что у него было прежде. Обратите внимание, насколько новый испытательный стенд превышает по размерам старый испытательный стенд. Новый справа. Обратите внимание на большой вытяжной вентиль. Отсюда выходят продукты сгорания двигателя. Вытяжка на испытательном стенде справа в пять раз длиннее вытяжки слева. Та, что слева, использовалась для ракет короткого радиуса действия. Та, что справа, совершенно очевидно, предназначена для ракет дальнего радиуса действия, которые способны пролететь 1200 километров. Этот снимок был сделан в апреле 2002 года. С тех пор испытательный стенд был взят под крышу, так что теперь со спутников труднее разглядеть, что происходит внутри испытательного стенда.

Намерения Саддама Хуссейна никогда не менялись. Он разрабатывает ракеты не для самообороны. Это ракеты, которые Ирак хочет иметь для демонстрации силы, чтобы угрожать соседним странам и доставлять химические, биологические и ядерные боеголовки, если мы ему это позволим.

Теперь о беспилотных летательных аппаратах, БЛА.

Ирак более десяти лет работает над несколькими разновидностями БЛА. На этом снимке вы видите, как выглядит БЛА. В том числе были предприняты попытки модифицировать МИГ-21 и превратить его в БЛА. С большим успехом это было проделано с самолетом L-29. Однако в настоящее время Ирак сосредоточивает внимание не на этих самолетах, а на разработке и испытаниях менее крупных БЛА, таких как этот. БЛА хорошо приспособлены для распыления химического и биологического оружия.

Существуют убедительные доказательства того, что Ирак прилагает большие усилия для разработки и испытания устройств распыления, которые можно адаптировать для БЛА. Те скупые сведения, которые Саддам Хуссейн предоставил об имеющихся у него БЛА, не дают истинной картины. Его лживость наглядно и неоспоримо доказана с помощью разведывательных данных, полученных нами 27 июня прошлого года.

В декларации Ирака, поданной 7 декабря, говорится, что дальность полетов его БЛА ограничена 80 км. Но мы обнаружили один из новейших БЛА Ирака во время испытательного полета. Он безостановочно пролетел 500 км. на автопилоте по схеме ожидания типа "ипподром", которая показана на этом снимке.

Это испытание не только выходит далеко за пределы 150-километрового радиуса, разрешенного ООН. О нем ничего не было сказано в декларации Ирака от 7 декабря. БЛА долго летал кругами. Поэтому 80-километровый лимит в действительности обернулся 500 километрами безостановочного полета на автопилоте без дозаправки, что является нарушением всех обязательств по резолюции 1441.

Мы глубоко встревожены возможной связью программы БЛА Ирака с военными биологическими и химическими веществами, которая не раз становилась очевидной за последние 10 лет. Ирак мог бы воспользоваться этими небольшими БЛА, имеющими размах крыльев всего в несколько метров, для доставки биологических веществ в соседние страны, а при наличии адекватных транспортных средств - и в другие страны, включая Соединенные Штаты.

Друзья мои, информация, которую я вам изложил об этом страшном оружии и о постоянном нарушении Ираком своих обязательств, оговоренных в Резолюции 1441 Совета Безопасности, связана с темой, которой я сейчас хочу уделить немного времени. Это имеет отношение к терроризму.

Мы обеспокоены не просто этими средствами доставки, но и тем, что это незаконное оружие может быть связано с террористами и террористическими организациями, которые без всяких угрызений совести используют подобные устройства против невинных людей во всем мире.

История связи Ирака с терроризмом насчитывает десятилетия. Багдад обучает членов Фронта освобождения Палестины применению стрелкового оружия и взрывчатых веществ. Саддам использует Арабский фронт освобождения для передачи денег семьям палестинских самоубийц, с тем чтобы Интифада продолжалась. И нет никакого секрета в том, что разведывательная служба самого Саддама участвовала в десятках таких атак или предпринимала попытки убийств в девяностые годы.

Но сегодня я хочу обратить ваше внимание на более зловещую связь, между Ираком и террористической сетью Аль-Каэда, которая может иметь далеко идущие последствия. В данном случае классические террористические организация соединяются с современными методами убийства. В современном Ираке размещается крайне опасная террористическая сеть Абу Мусаба аль-Заркави, помощника и сподвижника Усамы бен Ладена и боевиков его Аль-Каэды.

Заркави - палестинец, родившийся в Иордании. Более десяти лет тому назад он принимал участие в афганской войне. Вернувшись в Афганистан в 2000 году, он надзирал за тренировочным лагерем террористов. Этот лагерь, в частности, специализируется на применении ядов. Когда наша коалиция изгнала Талибан, сеть Заркави помогла создать еще один тренировочный центр, в котором обучают применению ядов и взрывчатых веществ. И этот лагерь расположен на северо-востоке Ирака.

Если вернуться к началу и середине девяностых годов, когда база бен Ладена находилась в Судане, источник из Аль-Каэды сообщает, что Саддам и бен Ладен достигли понимания в том, что Аль-Каэда больше не будет поддерживать деятельность, направленную против Багдада. С самого начала высокопоставленные лица разведывательных служб Ирака осуществляли контакты и обмен информацией с Аль-Каэдой.

Нам известно, что представители обеих организаций неоднократно встречались. С начала девяностых годов мы знаем как минимум о восьми подобных встречах на самом высоком уровне. В 1996 году зарубежная служба безопасности сообщила нам, что бен Ладен встречался с высокопоставленным деятелем иракской разведки в Хартуме, а впоследствии встречался с директором разведывательного управления Ирака.

Саддам стал проявлять повышенный интерес к Аль-Каэде после того, как эта организация совершила несколько ужасающих атак. Задержанный член Аль-Каэды сообщил нам, что Саддам более охотно помогал Аль-Каэде после взрыва бомб в наших посольствах в Кении и Танзании в 1998 году. На Саддама также произвели сильное впечатление атаки на американский эсминец USS Cole в Йемене в октябре 2000 года.

Иракцы продолжали посещать бен Ладена в его новой резиденции в Афганистане. Один из высокопоставленных перебежчиков из числа бывших руководителей европейского отделения разведывательного управления Ирака утверждает, что Саддам направлял своих агентов в Афганистан где-то в середине девяностых годов, чтобы обучать членов Аль-Каэды методам подделки документов.

С конца девяностых до 2001 года посольство Ирака в Пакистане осуществляло функции связного с организацией Аль-Каэда.

Некоторые утверждают, что эти контакты ни к чему не приведут. Они говорят, что светскую тиранию Саддама Хуссейна едва ли можно совместить с религиозной тиранией Аль-Каэды. Меня не утешает эта мысль. Амбиций и ненависти у Ирака вполне достаточно для того, чтобы тесно сотрудничать с Аль-Каэдой. Их достаточно для того, чтобы обучить Аль-Каэду методам изготовления более сложных бомб и подделки документов, достаточно для того, чтобы Аль-Каэда обратилась к Ираку за помощью в деле создания оружия массового уничтожения.

Сотрудничество Саддама Хуссейна с другими террористическими организациями исламистского толка также не вызывает сомнения. Так, Хамас открыла свое представительство в Багдаде в 1999 году, и Ирак не раз организовывал конференции на своей территории, на которых присутствовали представители Исламского джихада из Палестины. Эти группировки являются главными спонсорами самоубийц, взрывающих себя в Израиле с целью уничтожения мирных жителей.

Аль-Каэда по-прежнему крайне заинтересована в приобретении оружия массового уничтожения. Как и в случае с Заркави и его сетью, я могу проанализировать рассказ старшего боевика-террориста, который рассказал, как Ирак обучал Аль-Каэду способам применения этого оружия. Я сейчас расскажу вам об этом его словами. Этот старший террорист Аль-Каэды руководил одним из тренировочных лагерей Аль-Каэды в Афганистане. Информация - из первых рук, поскольку этот человек принимал личное участие в деятельности Аль-Каэды на самом высоком уровне. Он говорит, что бен Ладен и его старший эмиссар в Афганистане - покойный лидер Аль-Каэды Мухаммад Атиф не верили, что афганские лаборатории Аль-Каэды способны изготовить эти химические или биологические отравляющие вещества. Им нужно было найти другое место за пределами Афганистана, где им могли бы оказать необходимую помощь. Куда они направили свои взоры? К кому они обратились? Они направились в Ирак.

Наш осведомитель также описывает, как два сотрудника Аль-Каэды проходили подготовку по применению химического или биологического оружия в Ираке в декабре 2000 года. Он говорит, что боевик, известный под именем Абу Абдула аль-Ираки, несколько раз направлялся в Ирак в промежутке с 1997 по 2000 гг. для приобретения ядов и токсичных газов. Абдула аль-Ираки охарактеризовал взаимоотношения с иракскими официальными лицами как успешные.

Как я уже сказал в самом начале, нас не должно это удивлять. Саддам уже несколько десятилетий прибегает к помощи терроризма. Он поддерживал терроризм еще задолго до того, как эти террористические сети стали известны. И он продолжает их поддерживать. Связь между ядами и террором - это нечто новое, но связь между Ираком и террором стара как мир. Но это смертельно опасная комбинация.

При наличии таких неопровержимых свидетельств отрицание Ираком фактов поддержки терроризма, а также отрицание наличия программы создания оружия массового уничтожения есть не что иное, как одна сплошная паутина лжи.

Когда мы имеем дело с режимом, вынашивающим планы достижения господства в регионе, скрывающим оружие массового уничтожения и предоставляющим убежище и поддержку террористам, то сталкиваемся не с прошлым, а с настоящим. И если мы не начнем действовать, нас ожидает еще более страшное будущее.

Друзья мои, я долго и подробно излагал вам факты. И я благодарен вам за ваше терпение. Но есть еще одна тема, которую я хочу кратко затронуть. Это нарушение Саддамом Хуссейном прав человека, что все время вызывает глубокую обеспокоенность у Совета Безопасности.

Как я уже сказал, в основе всех этих фактов и указанных стереотипов поведения лежит презрение Саддама Хуссейна к воле данного Совета, его презрение к правде и, что самое ужасное, полное презрение к человеческой жизни. Использование Саддамом Хуссейном иприта и нервно-паралитического газа против курдов в 1988 году было одним из самых страшных зверств ХХ века; тогда погибло 5000 мужчин, женщин и детей.

Его кампания против курдов, проведенная с 1987 по 1989 годы, включала в себя массовые казни, исчезновения людей, произвольное заточение в тюрьмы, этническую чистку и уничтожение 2000 поселений. Он также проводил этнические чистки в отношении иракцев-шиитов и арабов, живущих на маршевых землях, культура которых процветает более тысячи лет. Полицейское государство Саддама Хуссейна беспощадно расправляется со всеми, кто осмелится проявить несогласие с его действиями. В Ираке больше случаев насильственного исчезновения людей, чем в любой другой стране. За прошедшее десятилетие десятки тысяч людей пропали без вести.

Ничто так ясно не указывает на опасные намерения Саддама Хуссейна и на угрозу, которую он представляет для всех нас, как его жестокость в отношении своих граждан и граждан соседних государств. Понятно, что Саддам Хуссейн и его режим не остановятся ни перед чем, пока что-то не остановит его.

На протяжении более 20 лет, словом и делом, Саддам Хуссейн осуществлял свои тщеславные амбиции господства в Ираке и в целом на Ближнем Востоке с помощью единственного известного ему средства: запугивания, принуждения и уничтожения всех, кто стоит у него на пути. Для Саддама обладание наиболее смертоносными видами оружия - это главная козырная карта, с помощью которой он намерен осуществить свои намерения.

Мы знаем, что Саддам Хуссейн твердо намерен сохранить свое оружие массового уничтожения и изготовить новое. Учитывая историю агрессии Саддама Хуссейна, а также то, что нам известно о его грандиозных планах, о его связях с террористами и о его твердом намерении отомстить своим противникам, нужно ли нам идти на риск и ждать, когда в один прекрасный день он использует все это оружие в такое время, в таком месте и таким образом, который сочтет нужным? А ведь он может сделать это в такое время, когда наш мир будет ослаблен и не сможет ответить должным образом!

Соединенные Штаты не могут и не желают рисковать жизнью американских граждан. После 11 сентября не может быть даже речи о том, чтобы позволить Саддаму Хуссейну еще несколько месяцев или лет иметь в своем распоряжении оружие массового уничтожения.

Мои коллеги, около трех месяцев тому назад наш Совет признал, что Ирак по-прежнему представляет угрозу для международного мира и безопасности и что Ирак нарушал и продолжает нарушать свои обязательства в области разоружения. Не желая воспользоваться этой последней предоставленной ему возможностью, Ирак приблизил тот день, когда он вынужден будет столкнуться с самыми серьезными последствиями непрерывного пренебрежения волей Совета Безопасности.

Мои коллеги, мы связаны обязательством перед нашими гражданами, мы связаны обязательством перед нашей организацией следить за тем, чтобы все наши резолюции выполнялись. Мы приняли резолюцию 1441 не для того, чтобы найти повод к войне, но чтобы сохранить мир и дать Ираку еще один шанс. До сих пор Ирак не воспользовался этим последним шансом.

Нас не должно пугать то, что ждет нас впереди. Мы должны исполнить свой долг перед гражданами тех стран, которые представлены в данной организации.

Спасибо, г-н председатель.



 видео
Видеосюжет от 20 марта 2003 Доводы посла
А. Вершбоу объясняет позицию США
Все права на материалы, находящиеся на сайте NEWSru.com и сайтах сателлитных проектов, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта и сателлитных проектов, гиперссылка (hyperlink) на NEWSru обязательна.
© NEWSru 2003
Rambler's Top100